3Dтур
Связаться
с нами
Мы перезвоним
Вам через 5 мин

80% IT-специалистов возвращаются из Москвы в Новосибирск - Дмитрий Гоков

В 13 интервью проекта «Новосибирск | Главный» Дмитрий Петров поговорил с основателем IT-компании Smart Consulting Дмитрием Гоковым про самоуправление, льготы для айтишников и концепцию «Умного города». 

— Дмитрий Петров (далее — Д. П): У нас в проекте есть традиция: предыдущий гость задает вопрос следующему. В прошлом выпуске мы общались с фотографом и издателем Закиром Умаровым. Он спрашивает: если бы у тебя была возможность прожить жизнь заново, ты бы её прожил в Новосибирске или в другом городе? 

— Дмитрий Гоков (далее — Д. Г): Я многое могу хотел бы сделать в жизни по-другому, но Новосибирск — моя родина. У меня было много разных соблазнительных шансов уехать из города. Но я не хочу — где родился, там и пригодился. 

— Д. П: Что же тебя цепляет в Новосибирске? 

— Д. Г: В идеологическом смысле я привязался к Новосибирску. У меня здесь родители и инфраструктура, которой я оброс. Конечно, как у неравнодушного человека и гражданина у меня много вопросов и к городу, и к городским властям. Но они не мешает мне его любить. 

— Д. П: Давай чуть-чуть о тебе. Что собой представляет компания Smart Consulting?

— Д. Г: Smart Consulting — IT-компания, 90% деятельности которой — работа с государством. Мы пример региональный компании, которая работает на федеральном рынке. Если говорить просто, то наша компания делает Россию дружелюбнее и ближе к людям. IT-системы, которые мы делаем, меняют государство. 

— Д. П: А обычный человек взаимодействует с вашими продуктами? 

— Д. Г: Может. Например, во многофункциональных центрах и местах, где выдают лицензии, охотбилеты и так далее, стоит наше программное обеспечение. В бэкенде [бэкенд — программно-аппаратная часть сервиса, которая отвечает за работу его внутренностей] часто стоят наши системы. Если говорить про масштаб, то в год примерно 30 миллионов человек так или иначе пользуются услугами, которые реализуются в наших информационных сетях. 

— Д. П: «Региональная информационная компания» — не устаревшее ли это понятие в эпоху IT-гигантов, глобальных организаций и национальный компаний как, например, «Яндекс» или «Сбер»? 

— Д. Г: Считаю, что за регионами будущее. Мы гордимся формулировкой «региональная IT-компания». Но с точки зрения наличия офисов, клиентов и сотрудников мы выходим далеко за пределы Новосибирской области. Но так или иначе Новосибирск — наша родина. 

— Д. П: Не могу не спросить: как тебе удается бороться за айтишников? 

— Д. Г: Грамотный вопрос. Айтишники сегодня крайне востребованы. Как и у всех компаний, у нас есть текучка. Примерно два года назад мы с коллегами расстраивались, что мы готовим хороших специалистов, а потом они уходят от нас. Но сейчас мы осознали, что у нас такая миссия — делать сильные кадры. В целом, Smart Consulting построена на принципах самоорганизации или, иначе говоря, смартократии. 

— Д. П: Смартократия — по сути та же холакратия, но другими словами. Как ты пришел к ней? 

— Д. Г: В сторону свободных управленческих команд я смотрел давно: много читал, изучал разные кейсы. В конце 2019 года — за несколько дней до начала пандемии COVID-19 — я съездил вместе с бизнес-консультантом Сергеем Бехтеревым в Китай. Там мы изучали бирюзовые организации. До поездки я не мог понять, как в России поженить жесткое юридическое законодательство, трудовые отношения и инспекции с молодой и гибкой корпоративной культурой, которая построена на творчестве. Инсайт я получал, когда в Китае мы случайно зашли в одно ателье, где 50 девчонок шьют платья. Они рассказали, как они организовали работу: когда человек к ним устраивается, он подписывает стандартный набор документов, а потом внутри работы начинает жить в творческой ролевой модели. То есть у работника появляется много ролей, чтобы пробовать что-то новое. 

— Д. П: А можешь в двух словах объяснить, что такое организация, построенная по принципу смартократии? 

— Д. Г: Двумя словами я ни разу что-то такое не объяснял. Смартократия — метод организации компании, когда сотрудники в состоянии сами принять решение, попросить необходимый бюджет и реализовать его. Есть примеры различных иностранных компаний, где любому человеку дается право что-то сделать на сумму, например, до 1000 долларов. 

— Д. П: Подожди, ты же работаешь с государством. Государство — про регламенты, технические задания и тендеры. Я слабо представляю, что вы получаете госзаказ, а у сотрудники придумывают что-то новое и вокруг анархия.

— Д. Г: Самоорганизация — не анархия. Самоорганизация подразумевает четкие правила, но их придумывают команды, которые их и соблюдают. В классическом менеджменте есть правила, которые кто-то когда-то придумал, они где-то зафиксированы и все про них забывают. А в случае самоорганизации люди договорились, как им удобно работать для максимальной эффективности. То есть речь идет о культуре качественных правил. Да, бывают проблемы, что госзаказчик хочет видеть нашу работу в старой логике, у мы работаем в новой. Но мы переучиваем заказчиков. Даже проектные совещания мы проводим по нашей корпоративной культуре. 

— Д. П: Удается-то чиновников переучивать? 

— Д. Г: Да. В государственных органах работают обычные люди, они ничем не отличаются от людей из бизнеса. Испытать себя роли творца, в роли неравнодушного человека, который хочет себя проявлять, нужно дать каждому. 

— Д. П: А что-то из принципов самоорганизации можно перенести на городское сообщество жителей Новосибирска? 

— Д. Г: Мне кажется, что вся методология, которую разработали для моделей самоорганизации и самоуправления, идеально подходит для городских сообществ. Потому что смартократия — технология для сообществ без единого руководителя. А жители Новосибирска — как раз набор разных сообществ. Сейчас они сильно разрознены и мало кто знает о их существовании, но культура самоорганизации привнесла бы в такую систему глубокую информированность о инициативах на уровне города. Если сделать деятельность сообществ публичной, то будет иной уровень включенности в проблемы. Такие команды производят энергия внутри себя — она их двигает. 

— Д. П: Что должно щелкнуть в голове, чтобы, как говорил профессор Преображенский, «разруха… в головах» превратилась в порядок? 

— Д. Г: Я считаю, что важно не заходить на территорию власти. У нас нет задачи поменять власть. У нас есть задача дать людям делать что-то полезное и не бессмысленное. Так вышло, что в Новосибирске мало смысловой нагрузки. Куда мы живем как город? Подобные дыры нужно закрывать и власть для этого нам не нужна, нужны новосибирцы. 

— Д.П: Давай приоткроем завесу тайн: проект «Новосибирск | Главный» вдохновил тебя на проект, где каждое ты собираешь инициативную группу для обсуждения способов развития Новосибирска. Зачем тебе это? 

— Д. Г: Отвечу анекдотом. 2007 год, россияне летят из Куала-Лумпур в Москву. Так как расстояние большое, перелет с двумя посадками: в Бангкоке и Дубае. В Куала-Лумпуре пассажиры затарились в Duty Free, выпили, ждут взлета. «Дорогие друзья, мы приветствуем вас на борту нашего самолета….», — начинает пилот. Потом, во время полета, пассажиры ещё выпили. Прилетели в Бангкок — люди вышли из самолета, опять в Duty Free, а затем снова на самолет. Их встречает уже новый экипаж. Новый пилот говорит: «Дорогие друзья, мы приветствуем вас на борту нашего самолета…». Все продолжают пить. Третий раз — уже в Дубае — на борту снова сменился экипаж. Третий пилот: «Мы приветству…». Но русские граждане его перебили: «Нет, это мы вас приветствуем! И на борту нашего самолета!». 

Короче, мне пришло осознание, что руководители и чиновники в Новосибирске будут меняться, а жить в нем нам. 

— Д. П: Скажи, а насколько сложно признать, что ты опытный и мудрый, а 20-летний молодой человек тебя может чему-то научить? 

— Д. Г: Для меня — легко. У меня много практики. Молодые люди настолько раскрепощены, что они генерируют такие идеи, которые у нас в голове никода и не появились бы. Мне кажется, сегодня руководителям нужно учиться главному навыку: стараться забывать свой опыт. Потому что в будущем будут требоваться совершенно другие практики, действия — и молодым тут дорога. Я же буду делиться своим опытом только по запросу.

— Д. П: Ты профессор в СибГУТИ, работаешь со студентами и основатель IT-компании, где средний возраст — до 30 лет. Скажи, у тебя есть понимание, что должно в произойти в Новосибирске, чтобы ребята видели смыслы и возможности для самореализации. 

— Д. Г: Студенты говорят, что в городе нужно реализовывать больше цифровых проектов. Пока, к сожалению, их не так много. Именно поэтому из Новосибирска уезжает зрелая квалифицированная в IT-технологиях молодежь. 

— Д. П: А что ты преподаешь в университете? 

— Д. Г: У меня кафедра называется Smart City или «Умный город». Темой я занимаюсь с 2005 года, обучался в Южной Корее, Великобритании, Германии. Тот, кто первый сделает Smart City, то есть среду цифровой коммуникации, сделает огромный скачок. Среду цифровых коммуникаций я могу сравнить с дорогами. Представь, что ты просыпаешься утром, смотришь в окно, а там нет дорог — ужас! 

— Д. П: А что типичному горожанину даст «Умный город»? 

— Д. Г: Во-первых, умный город — про умных людей. Умные люди являются источником и потребителем умных сервисов, которые создают возможность создавать что-то и экспериментировать. Площадка для инноваций — второй элемент Smart City. 

— Д. П: Прости за занудство, но можешь объяснить на примере? 

— Д. Г: Хорошо. В Новосибирской области есть Мошковский район, где активно развивается региональный туризм. Технологии «Умного города» позволят любому человеку купить специальный билет с заранее настроенным маршрутом для любого транспорта, чтобы хорошо провести выходные в туристической зоне. 

— Д. П: То есть человек отправляет запрос в цифровую среду и говорит, что в ближайшие выходные планирует отправиться в тур выходного дня в Мошково. А система ему предлагает варианты. Правильно? 

— Д. Г: Правильно. Только не ты отправляешь запрос, а тебе предлагают. 

— Д. П: На каждом этап исторического развития Новосибирск выходил на новый уровень. Сейчас мы, кажется, вступаем в очередную эпоху перемен. Как ты думаешь, сможет ли Новосибирск повторить привычный трюк и на виражах истории стать лучше? 

— Д. Г: Я верю. Вера — сильное чувство. Понимаю, что в Новосибирске есть энергия, но сегодня не хватает смыслов, чтобы использовать её для преображения. У нашего города великолепные географическое положение, потенциал и история. Нужно только найти энергию созидания и получать удовольствие от совместного улучшения городского пространства. 

— Д.П: Чтобы ты хотел спросить у следующего гостя проекта «Новосибирск | Главный»?

— Д. Г: Я за город, поэтому я бы задал такой вопрос: какой нужно сделать первый шаг на пути к лучшему Новосибирску? 

— Д. П: Прекрасный вопрос, мы его обязательно зададим. Спасибо тебе за беседу.

Контакты
Красный проспект 37,
Новосибирск
Узнайте больше
о жилом небоскрёбе "Тихомиров"
Ваша заявка отправлена. Мы скоро перезвоним Вам...