3Dтур
Связаться
с нами
Мы перезвоним
Вам через 5 мин

Как будут выглядеть дети будущего и как сделать Новосибирск лучше — Иван Капчук

В 13 интервью проекта «Новосибирск | Главный» Елена Астахова поговорила с основателем и руководителем центра восстановительной медицины Kinetiq Иваном Капчуком про мануальную терапию, здоровый образ жизни и узнала, почему специалисты уезжают из Новосибирска в Москву и Санкт-Петербург. 

— Елена Астахова (Е): У нас в программе есть традиция: гость предыдущего выпуска задает вопрос гостю следующего. Основатель IT-компании Smart Consulting Дмитрий Гоков спрашивает: «Если бы вы начинали программу масштабных изменений в Новосибирске, то что бы вы сделали в первую очередь?». 

— Иван Капчук (И): Я бы больше всего внимания уделял детскому образованию и досугу. Стремилась бы сделать так, что чтобы вся инфраструктура концентрировалась на детях. Это принципиальная позиция, потому что всё, что мы взращиваем, дает еще больше плодов. 

— Е: А что еще? 

— И: Моя работа связана со здоровьем человека и частично — со спортом. Сейчас я понимаю, что в этих направлениях есть недостатки: недостаточно возможностей для восстановления, мало внимания уделяется профилактике здоровья. Спорт, например, — первый способ профилактики проблем со здоровьем. 

— Е: Вы родились в Новосибирске? 

— И: Нет. Я родился в Павлодаре. Там я закончил гимназию, сдал ЕГЭ. В Казахстане я мог поступить в три разных медуниверситета, но мы с родителями решили, что в России перспектив больше. Прошел подготовительные курсы в медицинской академии в Новосибирске, поступил в медакадемию и остался тут жить. В целом, Новосибирск для меня — город возможностей. Здесь я реализовался как специалист. Но наш город жесткий. Его тяжело продавить, сложно в нем что-то переделать. Новосибирск можно сравнить с металлом. 

— Е: Иван, а почему вы выбрали именно медицину? 

— И: Я не знаю. В восьмом классе щелкнуло. Начал много заниматься биологией. В девятом классе перешел в естественно-научный класс в гимназии: там упор делался на химии и биологии. У меня ни разу не было колебаний — четко знал, что хочу быть врачом. Мечтал стать кардиологом. Но стал хирургом-травматологом. Но потом хирургия меня разочаровала. 

— Е: А почему разочаровала? 

— И: Во-первых, хирургия — кровавое дело. Иногда всю операцию стоишь в крови, смотришь на оторванные конечности. Помню, как мы экстренно производили ампутации ног бабушки. Она переходила дорогу, ее сбил ЗИЛ. Или, например, когда я работал в травмпункте в Академгородке на улице, к нам пришел дедушка. Я спрашиваю у него: «Что случилось?». Он говорит: «Немножко порезался». Вижу, что сидит с какой-то тряпкой на ноге.  Выяснилось, что он зацепил бензопилой бедро, когда пилил дрова. Мы экстренно его оперируем, все прошло успешно, но тем не менее: человек дошел до травмпункта и ждал своей очереди. В общем, так я и ушел в мануальную терапию. 

— Е: Такие истории не делают вас более черствым? 

— И: Все медици — циники. Анекдоты и байки про нас — правда. Да и шутки у нас специфические. Потому что каждый пациент, вне зависимости от степени тяжести его болезни, транслирует боль во врача. Цинизм и юмор здесь — защитная реакция. 

— Е: Такой подход не сказывается на отношениях в семье?  

— И: Супруга у меня медик, поэтому тоже циник. Но, во-первых, эмоции делают из человека непрофессионала. Если ты эмоционально вовлекаешься в процесс, то потом сложно анализировать факты. Как с детьми? Объясню на примере. До интервью мне звонит сын и говорит: «Папа, у меня болит нога. Ахилл болит, тянет». Я ему ответил коротко: «Хорошо, я понял тебя, вечером посмотрю». 

— Е: Расскажите про центр восстановительной медицины Kinetiq. 

— И: Kinetiq — инновационный центр. Не побоюсь сказать, что у нас нет аналогов в Сибири. Сейчас реабилитация в России находится в зародышевом состоянии. При заболевании, травмах и других болезнях мы восстанавливаем функциональность организма. В реабилитации нет какого-то одного доктора: когда пациент заходит к нам в центр, мы должны осмотреть его со всех сторон, чтобы понять, какая стратегия лечения наиболее эффективна. К такой концепции я пришел, исходя из тех знаний, которые я получал в разных специальностях: подрабатывал во время студенчества массажистом, получил травматологическое образование, потом освоил мануальную терапию, затем работал врачом спортивной медицины в футбольном клубе «Сибиряк», там еще познакомился с физиотерапией.  

— Е: Бытует мнение, что мануальная терапия — антинаучная медицина…

 — И: Это заблуждение. Мануальная терапия — официально признанное направление в медицине. У нас в России она называется мануальной терапией, в  Англии — хиропрактикой, во Франции — остеопатией. Например, в нашем центре самый инновационный парк физиооборудования в Новосибирске. Жемчужина нашего парка — аппарат клеточной терапии INDIBA. Он его запатентовали испанцы, и никто кроме них не может его производить. 

— Е: А для чего он нужен? 

— И: Аппарат имеет фиксированную частоту — 448 килогерц. Эта частота исследуется 40 лет. Испанцы доказали ее эффективность в разных направлениях. Даже при онкологических заболеваниях. Такой аппарат в Сибири есть только у нас. Он нужен для быстрой реабилитации. Например, в футбольных клубах Real Madrid или Barcelona целые коридоры с такими аппаратами. Почему они их берут? Чтобы быстро восстанавливать спортсменов. Предположим: вы бизнесвумен, у вас мало свободного времени. Вряд ли вы бы ходили 3-5 месяцев на разные терапии. А аппарат клеточной терапии INDIBA ускоряет восстановление тканей и метаболизм. 

— Е: Как вы думаете, можно ли считать Новосибирск — медицинской столицей? 

— И: Москвичи говорят, что в Новосибирске мощная медицинская база, они очень уважают наших специалистов. Много медиков уезжают из Новосибирска в Питер и Москву, потому что их там знают и ценят. По опыту общения, по отзывам пациентов в столицах видят, что выходцы из Новосибирска — крутые специалисты. 

— Е: А почему они уезжают из Новосибирска? 

— И: Амбиции. Новосибирск — город не с самым большим финансированием. Смотрите: съездить за границу на стажировку — минимум 300 тысяч рублей. В рамках новосибирских больниц кто тебе выделит 300 тысяч рублей, чтобы поехать в Италию, Испанию или во Францию? Наверное, никто. Может быть, только типа клиника Мешалкина. А в Москве ездить на стажировки — в порядке вещей. 

— Е: В Kinetiq приезжают пациенты из других городов? 

— И: Постоянно. За Уралом подобные учреждения можно пересчитать по пальцам одной руки. Люди к нам приезжают не только из России, но и из ближнего зарубежья: Казахстана, Узбекистана, Таджикистана и так далее. 

— Е: Как будут выглядеть нынешние дети, когда они вырастут? 

— И: Мне кажется, что у них будет большая голова, маленький нос, длинные пальцы, они будут худенькие и с пузиком. 

— Е: Почему? 

— И: Потому что мышечная масса не развивается. Пальцы длинные, потому что всегда нужно что-то нажимать на гаджетах. Нос маленький, так как дыхание нечастое. Есть такой мультик «Валл-И»: там был космический корабль, на котором люди передвигались на воздушных креслах. 

— Е: А шансы увидеть в будущем нормальных людей у нас есть? 

— И: Надежда всегда есть. Я призываю людей, которые будут читать интервью, к активности. Человеку нужно компенсировать статическую нагрузку динамической. По теории: сколько мы не подвигались, столько мы должны подвигаться. А сейчас вся двигательная активность у нас подавляется: автомобилями,  технологиями и так далее. 

— Е: И что делать? 

— И: Неважно, какая активность, важно, чтобы она была. Ходьба, велосипеды, бег, танцы, плавание. Что угодно. Эмоциональный опыт движения невозможно заменить. Он ценнее, чем опыт, например, просмотра TikTok или YouTube. 

— Е: К завершающим вопросам. Мы в проекте составляем виртуальный путеводитель «Нетуристический Новосибирск» о необычных местах города. Какое место вы бы посоветовали посетить? 

— И: Я очень люблю бани. Считаю, что в Новосибирске очень сильный банный комплекс. У нас много крутых общественных бань. Всех иностранцев, которые не испытывали опыт посещения бань, нужно вести туда. Второе место — в Академгородке. Одна американка как-то просила меня показать ей памятник Лабораторной мыши, которая вяжет нить ДНК. 

— Е: Прекрасные места. Какой вопрос вы бы хотели задать гостю следующей проекта «Новосибирск | Главный»? 

— И: Вопрос такой: когда Новосибирск станет не транзитным городом? 

— Е: Иван, спасибо вам за интересную беседу!

Контакты
Красный проспект 37,
Новосибирск
Узнайте больше
о жилом небоскрёбе "Тихомиров"
Ваша заявка отправлена. Мы скоро перезвоним Вам...