3Dтур
Связаться
с нами
Мы перезвоним
Вам через 5 мин

Новосибирск | Главный. Владимир Мартыненков: почему деньги вторичны и чего не хватает в Новосибирске

В первом интервью проекта «Новосибирск Главный» генеральный директор группы компаний «Мета» Владимир Мартыненков рассказал о его детстве, любимых местах в Новосибирске и правильной застройке города. Интервьюер - Дмитрий Петров.

Под руководством Мартыненкова-младшего в Новосибирске построили городскую резиденцию «Тихомиров», элитный жилой комплекс в Академгородке Tesla Park, дом комфорт-класса на Михайловской набережной «Маяк» и город-парк «Ясный берег».

— Д: Ты родился в Новосибирске?

— В: Да, коренной житель.

— Д: Какое у тебя самое раннее воспоминание из детства, связанное с городом?

— В: Когда я ладонь руки насадил на шляпку гвоздя в детском саде. А если говорить про город — когда я гулял во дворе с другими детьми.

— Д: У тебя сохранилось ощущение двора во взрослой жизни?

— В: Двор побольше стал — иногда это город, иногда мир.

— Д: Назови какое-нибудь яркое впечатление из детства.

— В: Помню зоопарк, когда он находился в районе Центрального рынка. Тогда бедных зверей содержали в тесных условиях, я их жалел все время.

— Д: Какие места в Новосибирске ты любишь?

— В: Мне нравится наша обновленная набережная — я по ней постоянно бегаю. Там сейчас все очень симпатично и по уму. Еще рад, что в Новосибирске есть Заельцовский парк, Дендропарк [Памятник природы областного значения «Дендрологический парк», — прим. ред]. Не всегда и не везде бывают такие большие естественные парковые лесные зоны.

— Д: Что ты выберешь: дом в пригороде или квартиру в благоустроенном месте с инфраструктурой?

— В: Ты назвал две тенденции в современном мире. Люди либо стремятся поселиться в центры городов, ближе к деловой жизни, к работе, либо мигрируют за город, если позволяет рабочий график и платежеспособность. Я сейчас живу в центральной части города — там удобно: рядом офис, места, где можно поесть или куда сходить вечером, где позаниматься спортом.

— Д: Как ты относишься к советской застройке?

— В: Мне близка советская модель большого двора. Тогда же жилые массивы так строили, что во дворе была и школа, и детский сад, рядом много детей играли. Так как большинство родителей постоянно работали, такая идея социализации очень правильная для воспитания детей. То, что она уже морально устарела и преследовала свои индустриальные задачи — да, понятно. Но в СССР был свой дух времени.

— Д: Ты хотел уехать из города или страны?

— В: Период таких размышлений у меня начался после института, еще же не было «якорей» в жизни. В итоге я как-то сориентировался на семейный бизнес — вдруг понравится. Я думаю, что «дело жизни» значительно важнее, чем географические преимущества других городов.

— Д: Как тебе опыт работы вместе с отцом?

— В: В семейном бизнесе много особенностей. Во-первых, простая точка входа, но нужно постоянно доказывать, что ты компетентный, что оправдываешь доверие. Во-вторых, ты гипер ответственно подходишь к тому, что происходит в компании. В-третьих, с отцом можно ругаться как партнеры, а можно как отец и сын. Семейный бизнес тем и опасен, что все может смешаться.

— Д: Что давалось труднее всего?

— В: Вжиться в роль. Около десяти лет я не ощущал себя собственником бизнеса. Считал себя перспективным менеджером с дополнительными условиями и ответственностями. Сложно ощущать себя собственником, если ты не создаешь что-то с нуля. На привыкание ушло какое-то время. Только три-четыре года назад понял, что я полноценный владелец бизнеса.

— Д: Группа компаний «Мета» — только про деньги?

— В: Ни в коем случае. Мы деньги-то, я извиняюсь, до сих пор учимся считать. Мы думаем и переживаем за то, что мы делаем. Помним о людях, которые будут пользоваться тем, что мы создаем. Последнее время все больше и больше волнует, как наши проекты могут еще и город изменить.

— Д: Ты веришь, что одна девелоперская компания может что-то изменить?

— В: Каждый предприниматель должен верить в это. Даже если человек продает хот-доги, то он должен делать это круче всех. Мы так и мыслим. Наши проекты формируют новые тренды в Новосибирске. Жилой комплекс «Оазис» — это первый объект в городе, где реализуется концепция двора без машин и с качественным дворовым благоустройством. Теперь же, спустя пару лет, ни в одном современном комплексе во дворах нет автомобилей.

— Д: Владимир, в чем идея проекта городской резиденции «Тихомиров»?

— В: Концепт собрался вокруг нескольких вещей. Во-первых, сервисы внутри объекта. Например, прием онлайн-заказов из интернет-магазинов. Каждый день люди с думают, как встретиться с курьером. А зачем? В «Тихомирове» посылки может принимать консьерж. Во-вторых, развитое общественное пространство. В доме предусмотрены просторные лобби и детская комната. Предположим, что к тебе пришли гости, а у них дети. Их можно отправить в детскую комнату, чтобы они не разрушили квартиру. В-третьих, гарантия инфраструктуры. Проще говоря, мы хотим и мы сделаем, чтобы у нас в доме была кофейня, пекарня, продуктовый магазин, фреш маркет, массажный салон, спортзал, аптека, ресторан и так далее. Все это будет прямо в доме 100%.

— Д: Когда строится дом на первых этажах открывают пивнушки и…

— В: Есть такая проблема, да. Чтобы от нее избавиться, мы решили не продавать ничего на первых этажах, а сдавать только в аренду.

— Д: А это экономически выгодно?

— В: В таком вопросе экономика вторична. Важнее соблюсти концепцию объекта и дать клиентам то, что мы обещаем.

— Д: Хорошо. Как бы ты тогда сформулировал суть проекта «Тихомиров»?

— В: У «Тихомирова» есть миссия — задержать горожан в Новосибирске. Почему? Потому что это супер современное жилье, оно соответствует всем мировым стандартам.

— Д: Почему объект называется «Тихомиров»?

— В: Мы рассмотрели разные варианты и нам показалось, что идея назвать его фамилией одного из основателей города закрепит сибирскость в объекте. Николай Тихомиров был же настоящим патриотом, сибиряком. Он сделал для города очень много. Мне кажется, что жителю Новосибирска будет приятно ассоциировать себя с Тихомировым.

— Д: Как ты относишься к объектам, которые называют какими-то странами, европейскими городами?

— В: Мне такая тенденция не нравится. Она возникает, когда ты не можешь найти какие-то ценности на месте. Тогда ты начинаешь притягивать названия, пытаться прикрыть свою несостоятельность в создании смысла здесь — на месте — шаблонными общепризнанными понятиями.

— Д: Так Новосибирск превращается в парк развлечений: тут Полинезия, тут Дикий Запад. Глубоко внутри все-равно же понимаешь, что это все ненастоящее.

— В: Да. Если двумя словами, то речь идет про недостаток фантазии. Часто получается нелепо, когда объект с названием какого-то красивого европейского города не имеет с ним ничего общего. Какой-то антагонизм.

— Д: Слушай, ты видишь Новосибирск как город ввысь или какой-то другой вариант?

— В: Профессиональные урбанисты считают, что чем ближе к центру, тем город должен быть плотнее и выше, а чем дальше — тем меньше этажность. Пока в Новосибирске другая история.

— Д: Такое ощущение, что этажность в Новосибирске — кардиограмма инфарктника.

— В: Особенно высотки в спальных районах. Они искажают все картинку. А это влияет на процессы в городе. Повышенная плотность на окраинах приводит к маятниковой миграции, город вынужден выделять дополнительные деньги на транспорт, социальную инфраструктуру и так далее.

— Д: Один из архитекторов сказал замечательную фразу: «Если архитектура — это застывшая в камне музыка, то на Новосибирске сыграли мурку». Что ты думаешь насчет этого выражения?

— В: Можно сделать ситуацию в городе оптимальной.

— Д: Или довести до абсурда?

— В: Хахахах, тоже вариант. А вообще, я убежден, что центральную часть города нужно застраивать. Плотная застройка позволяет сделать качественную среду: не бывает стрит-ритейла там, где люди не ходят. А люди ходят там, где они живут. Все же очень просто работает — чем качественнее стрит-ритейл, тем качественнее среда.

— Д: Ты заметил, что последние несколько лет идет отток творческой, креативной и предпринимательской молодежи из Новосибирска. Кто-то в Питер едет, кто-то в Москву, другие — дальше. С чем это связано?

— В: Если на отток людей из Новосибирска смотреть изолировано, то не очень выглядит, да. А если в целом, то есть отток, а есть приток из Якутии, Алтая, Кузбасса.

— Д: То есть ты считаешь, что Новосибирск — транзитный город?

— В: У меня отец приехал из Новокузнецка в Новосибирск, чтобы учиться — так и остался. Многие тоже приезжают на учебу. Кто-то в итоге уезжает, кто-то остается. Так что ничего страшного нет, все естественно. Да и если смотреть на Москву, то из нее тоже уезжают, но уже за границу.

— Д: Ты считаешь Новосибирск столичным городом?

— В: Новосибирск обладает атрибутами столичности. В нем много бизнесов, большая конкуренция, много талантливых людей.

— Д: Знаю, что ты много путешествуешь не только по миру, но и по России. Как тебе кажется, есть ли у новосибирцев какой-то особый психотип или черта характера, которая отличает их от жителей других городов?

— В: Думаю, правильно будет расширить Новосибирск до Сибири, потому что характер или менталитет — категории более широкие. Мои товарищи из других городов считают, что сибиряки порядочные. Еще говорят, что с нами долго договариваешься, но если договорился, то мы все делаем честно.

— Д: А себя ты идентифицируешь как сибиряка?

— В: Я себя много раз чувствую русским, а потом уже сибиряком.

— Д: Когда тебя бизнес-партнеры из других стран спрашивают, откуда ты: из Москвы или… Ты киваешь?

— В: Нет, говорю, что из Сибири. Кто-то начинает шутки шутить про медведей. Это прикольно. Многие иностранцы реагируют на Москву или Питер так: «Ага, все понятно». А когда говоришь, что из Сибири, то сразу у коллег появляется ощущение, что ты суровый парень, который может и врезать, и водку выпить залпом.

— Д: Скажи, что тебе не хватает в Новосибирске?

— В: Качественных среды и дорог.

— Д: Что есть в Новосибирске такого, что ты не находишь в других городах?

— В: Люди: и конкретные, и в целом.

— Д: Представим, что ты вдруг стал мэром Новосибирска. Что ты сделаешь в первую очередь?

— В: Если бы я стал мэром города, то я бы делал то, что умею лучше всего. Новосибирску требуются решения в части градостроительной политики. Город нужно сделать более комфортным для людей. Так и уровень счастья горожан будет расти, а от счастья многое зависит.

— Д: Раньше Николай Тихомиров руководил строительством железнодорожного моста через Обь. Он дал мощный толчок для появления мегаполиса. Как тебе кажется, что в 21 веке может стать таким «мостом» для города?

— В: Что-то, что не связано с государственными стройками. Круто, когда город может развиваться сам, когда бизнес генерит свои проекты. Было бы здорово, чтобы у нас появилась ракетно-космическая деятельность. Еще можно развивать IT-сектор. В Новосибирске для айтишников есть все: от фундаментального образования и до работы в компании.

— Д: Володя, у нас есть традиция: гость задает вопрос следующему гостю. Что бы ты хотел спросить?

— В: Что у человека было самое экстремальное в жизни?

— Д: Отличный вопрос. Спасибо тебе за разговор.

Контакты
Красный проспект 37,
Новосибирск
Узнайте больше
о жилом небоскрёбе "Тихомиров"
Ваша заявка отправлена. Мы скоро перезвоним Вам...